«Новые люди» Российской империи




250 лет назад, в Санкт-Петербурге был основан Смольный институт благородных девиц. Это было вовсе не просто «еще одно» учебное заведение, а великий, наверное, первый в истории эксперимент по созданию «новых людей». Некоторые считают, что опыт провалился, однако на самом деле это не так. Свой характер «смолянки» показали в годы Первой мировой войны и в борьбе с большевиками…

ac1a457551b71335e001bb16b649353a
Чтобы понять революционный характер нового учебного заведения, следует вспомнить, что в то время в России мало кто вообще понимал необходимость серьезного образования для женщин.

В стране не было ни одной школы, где учились бы девочки. Дворянок в лучшем случае учили дома при помощи иностранных гувернеров, а девочек из бедных семей, как правило, не учили вовсе.

Отношения Бецкого с Екатериной II со временем стали портиться. Вероятно, императрице не понравилось, что ее протеже приписывает себе славу в деле, в котором и она сама сыграла значимую роль. В случае с Иваном Иавновичем это была, конечно, воспитательно-образовательная реформа, от которой его, однако, со временем мягко, но решительно отстранили.

В начале 1780-х годов Бецкой стал слепнуть, а затем старика хватил паралич. На его скромном надгробном памятнике были выбиты слова из оды Гавриила Державина: «Луч милости был, Бецкой, ты». Значительную часть состояния он завещал «своим» образовательным учреждениям — Воспитательным домам в Санкт-Петербурге и Москве и Смольному институту.

Бецкой был убежден, что, прежде всего, надо думать о здоровье воспитанниц, ибо только в здоровом теле здоровый дух. А потому он советовал с ранних дел приучать детей к стуже, в Смольном в спальнях температура не превышала 16 градусов.

Воспитанницы спали на жестких кроватях, по утрам делали гимнастику, а умывались холодной водой из Невы.

Питание в Смольном было скудным, дабы избежать «излишеств». Вот образчик меню Института благородных девиц во второй половине XIX века:

- Утренний чай с булкой.
- Завтрак: кусок хлеба с небольшим количеством масла и сыра, порция молочной каши или макарон.
- Обед: жидкий суп без мяса, на второе – мясо из этого супа, на третье – маленький пирожок.
- Вечерний чай с булкой.

В посты рацион становился еще скуднее: на завтрак давали шесть маленьких картофелин - или три средних - с постным маслом и кашу-размазню, в обед был суп с крупой, небольшой кусок отварной рыбы, прозванной голодными институтками «мертвечиной», и постный пирожок.

Кстати, точно также скудно питались в те времена и дети даже в царской семье. Никаких излишеств не было.

Чтобы избежать вредного влияния извне, девочки имели очень мало контактов с семьей, воспитание в Смольном было закрытым. Отдав их в институт, родители уже не могли потом забрать их назад.

Прежде всего, как учил Бецкой, следовало бороться с леностью, которая есть «мать всех пороков», в то время как трудолюбие – отец всех добродетелей. В качестве положительного примера должен быть живой совет воспитателя и пример книги.

Смольный институт был рассчитан на воспитание за казенный счет 200 девиц от 6 до 18 лет. Принимали дочерей дворян, лиц, не ниже полковника и действительного статского советника. Они делились по возрасту на четыре класса.

Для каждого возраста были разработаны специальные форменные платья определенных цветов: в младшем возрасте – кофейного, во втором – темно-синего, в третьем – голубого и в старшем возрасте – белого. Более светлые тона символизировали возрастающие образованность и аккуратность.

Великие люди России - Правители Руси, Российской империи ...

Правила Русью в это время царевна София. В 1696 г. ... Санкт - Петербург) с
22.10.1721 император Российской Империи, годы правления 27.04.1682 ...
http://z-rus.ru/people_ruler_3.php

В программу обучения входили: русская словесность, география, закон Божий, арифметика, история, архитектура, геральдика, иностранные языки, музыка. Учили также танцам, рисованию, рукоделию, светским манерам, различным видам домоводства.

Много времени уделялось гимнастике. Кроме этого, их приучали умению быть приятными в обществе. Словом, предметов было куда больше, чем тот минимум, что предлагает сегодня для школы наше министерство образования.

«Смолянки» учились также воспитанию детей, домашней экономике: каждую неделю сами производили подсчет расходов, договаривались с поставщиками, обучались платить по счетам, а, начиная с третьего класса, сами шили себе платья.

На каждую девицу, поступавшую в институт, ассигновывалось по 50 рублей, эти деньги клали на ее имя в банк, и ко времени окончания считались вместе с процентами ее приданным.

Во главе института стояла начальница, совершенно не похожая на ту скучную зануду, какой ее показали в телесериале.

От начальницы требовались особые качества: она должна была быть любимой и почитаемой, а, главное, «должна была вести себя кротко, весело», ей вменялось в обязанность «изгонять все то, что имеет вид скуки, задумчивости и печали».

Такое требование было неслучайным, поскольку речь шла о воспитании «в благородстве и радости».

Надо ли говорить, что в институте соблюдалась строжайшая дисциплина, подъем был в 6 часов утра, а занятия продолжались в течение восьми часов. В отличие от того, что показывают в сериале, были, конечно, немыслимы интрижки с учителем танцев, флирт или что-то подобное. Учительницами были женщины, учителей-мужчин разрешалось приглашать только в крайнем случае.

Конечно, воспитанниц готовили для светской жизни. По воскресеньям в институт приезжали дамы из общества и молодые люди. Воспитанницы давали концерт, разыгрывали спектакль, или же время посвящалось просто приятному разговору.

Иногда устраивались балы, на которые приглашали кадетов. Воспитанницы старших классов должны были уметь играть роль учтивых хозяек. Устав требовал от них приветливости и благородства не только в обращении с равными себе людьми, но и самыми низшими.

91f58ed627c35471bb4408539fbf6516
В институте царил настоящий культ царской семьи. Императоров «смолянки» обожали, и это всячески поощрялось руководством.

На выпуском публичном экзамене «смолянок» присутствовали сначала императрица, а потом император и члены его семьи. По окончании шесть лучших институток получали «шифр» - золотой вензель в виде инициала императрицы Екатерины, который носили на белом банте с золотыми полосками.

Екатерина всячески рекламировала свой эксперимент. Смольный показывали каждому иностранцу, посещавшему Санкт-Петербург. И у всех он вызывал восхищение. Ведь впервые в Европе задача воспитания была поставлена и решалась на государственном уровне!

Дидро с восторгом писал: «Была решена неразрешимая проблема – воспитывать без принуждения. Там воспитываются дамы благородные и очень образованные. Там у каждой есть возможность найти применение своим силам и развиваться. И было совершено настоящее чудо – была создана школа, которой никогда не было, нет, и вряд ли появится».

Однако после смерти Екатерины, постепенно, в атмосфере близости к пышному императорскому двору система свелась к тому, что вместо воспитания добродетельных жен и матерей Смольный институт стал, по сути, формировать светских женщин. Чрезмерное внимание уделялось воспитанию «изящных манер», а учение превратилось в «долбню».

Хорошо учиться, по мнению одной из воспитанниц, это «уметь хорошо болтать по-французски и делать книксены». Появилось понятие «институтская складка». «Тихий и осторожный голос, воздушная и, вместе с тем, торопливая походка, движения и спокойные и робкие. Яркая краска беспрестанно разливалась на наших щеках, а, приседая, мы наклоняли голову с неподражаемой скромностью», - признавались воспитанницы.

Конечно, «великий эксперимент» Екатерины по созданию «нового человека» и преобразованию России в полной мере так и не был осуществлен. Но Дидро был прав, чудо все-таки произошло.

Из «смолянок» вышло целое поколение русских женщин - носительниц высоких идеалов чистоты, благородства, человеческого достоинства, веривших в то, что эти идеалы осуществимы, несмотря на все тяготы жизни. Ведь не случайно, что потом именно из «смолянок» вышли жены декабристов, без колебаний отравившиеся за своими мужьями на каторгу в Сибирь.

Возник образ русской женщины, в котором находили потом свое вдохновение Пушкин, Лермонтов, Тургенев, Толстой.
В Смольном училась дочь Суворова Наталья, знаменитая «Суворочка». Муж выпускницы Дарьи Бенкендорф, граф Ливен, стал посланником сначала в Берлине, затем в Лондоне.

Прекрасно образованная, с безупречными манерами, красивая и умная, одевавшаяся с отменным вкусом, молодая графиня блистала в лондонском обществе. Как отмечали историки, привитая в Смольном вежливость и обходительность в общении позволила ей сохранить хорошие отношения со всеми группировками в лондонском высшем свете.

Граф Ливен часто пользовался советами жены для составления донесений в Санкт-Петербург, а с течением времени начал полностью доверять ей их написание. В итоге, графиня Ливен стала первой русской женщиной-дипломатом.

Выпускницей Смольного была Екатерина Ельчанинова, ставшая женой морского офицера Геннадия Невельского, прославленного исследователя Дальнего Востока, будущего адмирала.

В России середины XIX – начала XX века фантастической популярностью пользовалась книга Елены Молоховец «Подарок молодым хозяйкам», которая выходит и сейчас. Ее автор, до замужества носившая фамилию Бурман, тоже была «смолянкой».

Выпускницей Смольного была Ольга Скобелева (Полтавцева), мать «белого генерала» Михаила Скобелева, которого называли «Суворову равным».

Во время русско-турецкой войны 1877–1878 годов она одной из первых стала организовывать санитарные отряды, отправлявшиеся на Балканы, после смерти мужа посвятила себя благотворительности и уехала в Болгарию. Там при ее содействии были открыты приюты для инвалидов, вдов, сирот, госпитали для раненых.

Показали свой характер «смолянки», когда пришли годы тяжелых испытаний – Первая мировая и революция. Журнал «Столица и усадьба» печатал на своих страницах фотографии бывших воспитанниц института, которые просила прислать редакция, и все чаще в подписи под снимком после фамилии указывалось: «Работает, как сестра милосердия», «Работает на раненых».

Воспитанницей Смольного института была первая русская летчица Лидия Зверева, дочь генерала русской армии. В июне 1911 года, вскоре после окончания института, она поступила в только что открывшуюся в Гатчине авиационную школу. А в августе того же года состоялся ее первый самостоятельный полет, и Лидии был вручен диплом пилота-авиатора за номером 31.

Вскоре она стала первой женщиной, исполнившей в воздухе «мертвую петлю». Когда началась Первая мировая, Зверева занималась вместе с мужем выпуском военных самолетов. Однако в мае 1916 года выпускница Смольного неожиданно скончалась от тифа. Во время похорон над кладбищем кружили аэропланы: друзья прощались со смелой летчицей.

Некоторые воспитанницы Смольного института стали настоящими героинями сражений на фронтах с немцами, а потом и Белого движения. Так, София де Боде, выпускница Института благородных девиц 1914 года, пошла на службу в женский батальон, затем училась на офицерских курсах в Александровском училище. После их окончания получила звание прапорщика.

Храбро командовала отрядом юнкеров во время октябрьских боев в Москве, была ранена в ногу. Участвовала в «Ледяном походе» Добровольческой армии, служила ординарцем в коннице. Воспитанница Смольного запомнилась всем своей невероятной храбростью, талантом кавалериста, но и, правда, непреклонной жестокостью к большевикам.

Драматической оказалась судьба и Марии Захарченко-Шульц, урожденной Лысовой, которая окончила институт в 1911 году с золотой медалью. После смерти мужа на фронтах Первой мировой она приняла решение заменить его собой.

По Высочайшему разрешению Мария под именем своего первого мужа в начале 1915 года поступила вольноопределяющимся в 3-й Елизаветградский гусарский Ее Императорского Высочества Великой княжны Ольги Николаевны полк. Это была одна из немногих частей русской армии, не затронутая разложением. Однако после большевистского переворота офицеры полка отправились по домам.

Прибыв в родные края, Мария обнаружила, что ее имение под Пензой разорено, разъяренные толпы грабили магазины, жгли помещичьи усадьбы, убивали. Мария организовала «Союз самозащиты» и партизанский отряд из учащейся молодежи, стала прятать и переправлять из Пензы офицеров к белым.

Тогда же она встретила офицера 15-го уланского полка Григория Захарченко, который весной 1918 года стал ее вторым мужем. Вскоре Мария воевала у белых, под командованием ее супруга. Она отличалась бесстрашием в боях, осенью 1920 года, уже похоронив мужа, была ранена под Каховкой.

После крымской эвакуации Мария оказалась в Галлиполийском лагере. В июне 1927 года ее группа совершила неудачный поджог общежития чекистов на Малой Лубянке и попыталась уйти за границу, в перестрелке с сотрудниками ОГПУ под Полоцком погибла.

Как сообщал красноармеец, один из очевидцев смерти бывшей «смолянки»: «На противоположной опушке леса стоят рядом мужчина и женщина, в руках у них по револьверу. Они поднимают револьверы кверху. Женщина обращается к нам, кричит: «За Россию!» и стреляет себе в висок. Мужчина тоже стреляет, но в рот. Оба падают».

Так сражались и погибали воспитанницы Смольного института благородных девиц…

В советские времена, когда безжалостно ниспровергалось все «старое», про уникальный педагогический эксперимент благополучно забыли, а в понятие «Институт благородных девиц» стали вкладывать иронический или просто насмешливый смысл, начали изображать его выпускниц, как ни на что негодных «кисейных барышень».

А о Смольном, здание которого захватили в 1917 году большевики - вспоминать лишь как о «штабе революции», водрузив у его входа памятник В.И. Ленину. В наши же времена создают на эту тему пошлые «мыльные» телесериалы…

P.S. После Февральской - буржуазной революции 1917 года Институт благородных девиц был закрыт и сюда переехали Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов. Ну, а после Октябрьской революции Петросовет был выселен, уступив место  ЦК партии и Совету Народных Комиссаров.

У Ленина в Смольном было три кабинета. Первый кабинет находился в угловой комнате № 67 (третий этаж южного крыла) - здесь Ленин постоянно принимал посетителей. Второй кабинет находился на третьем этаже северного крыла здания - здесь Ленин писал и проводил совещания с узким кругом лиц.

25b762f2b759488f4aad1572f7131694.jpg
Смольный в советские годы

Наконец,  были личные покои В. И. Ленина и П. К. Крупской - комната № 86 на втором этаже северного крыла здания. Здесь они жили с 10 ноября 1917 г. до 10 марта 1918 г. После их отъезда вместе с членами правительства в Москву комната оставалась в неприкосновенном виде. В 1927 г. здесь открылся мемориальный музей.

c4565389c9f3d1ccb2e48d8ad3974655
Первая экспозиция Музея Ленина в Смольном - траурные венки, присланные на похороны Ленина.

Владимир Малышев

link






Источник: http://storyfiles.blogspot.com

Знаменитости, ушедшие в 2011 году
Смерть – неизменная спутница жизни, и рано или поздно она приходит к каждому человеку.
Гнесинская школа вернулась в родной дом
В Ночь Музыки 1 октября в доме номер 12 на Знаменке состоялся праздничный концерт по случаю возвращения МССМШ им.

profile.





RSS // // КонтактыHAPPYMONSTERR